«Письмо в дождливый день» Как подготовить себя к трудным периодам жизни

Пару лет назад я принимал участие в тренинге Дж. Хендена по ориентированной на решение терапии в работе с людьми пережившими травму. И тренининг мне не понравился. Слишком все было как-то просто, иногда казалось, что даже примитивно. Но недавно я с удивлением осознал, что использую большинство техник, о которых рассказывал Джон. Ниже видео с конференции Психология простыми словами в котором я рассказываю об одной из них. Техника называется «Письмо в дождливый день»

 

Конференция в Киеве

18-20 ноября я участвовал в конференции «Эффективные подходы в работе с подростками, которые имеют опыт употребления психо-активных веществ» в Киеве, в Украине. Конференция была организована AFEW-Украина в рамках проекта «Права и здоровье уязвимых групп населения: восполняя пробелы»

На этой конференции я делал несколько докладов. Читать далее

Краткосрочная терапия. Хватит ли 4-х встреч с терапевтом для достижения желаемых изменений в жизни?

В своей практике мы опираемся на нарративный и ориентированный на решение подходы в консультировании. Это близкие и взаимодополняющие направления. Эти подходы часто называют посмодернистскими, конструктивистскими, колаборативными. Но кроме этого, эти подходы часто относят к краткосрочным терапиям. Стив Де Шазер, Инсу Ким Берг и остальные создатели ориентированного на решение подхода особо подчеркивали, что это краткосрочный метод работы и отразили это в названии «Solution focused brief therapy». Для нарративных терапевтов не так важно быть краткосрочными.Им скорее важно предоставить возможность людям обратившимся на терапию определять необходимое колечество встреч и их регулярность. Но к примеру, Майкл Уайт в книге «Карты нарративной практики» говорит, что для достижения значимых изменений часто бывает достаточно 4-6 терапевтических встреч.

Таким образом, опираясь на эти подходы мы являемся краткосрочными терапевтами. Мы проводим в среднем от 4 до 6 сессий с людьми обратившимся за помощью независимо от тяжести проблем.

С одной стороны для многих это выглядит привлекательно, экономит деньги и время. Но часто мы сталкиваемся со скепсисом как со стороны клиентов, так и со стороны колег. Разве можно достичь устойчивых изменений так быстро?  Четрые встречи? Это ведь для ситуативных проблем, чтобы перестроить свою жизнь, нужна долгосрочная глубинная терапия. У меня очень тяжелая депрессия (травма, зависимость и пр.), я боюсь шести сессий будет недостаточно, чтобы с ней справиться. Все эти утверждения звучат логично, если говорить с позиций традиционных взглядов на психотерапию. Чем сложнее, глубиннее проблема, и чем радикальней, устойчивей нужны изменения, тем дольше и интенсивней должна быть терапия. Но с позиций и ориентированного на решение, и нарративного терапевта эта связь не кажется столь логичной. Почему? Ниже мы попробуем объяснить почему.

В большинстве психотерапевтических подходов есть своя теория объясняющая причины проблем. Исходя из понимания причин проблемы, в каждом подходе предполагаются свои интервенции терапевта направленные на их решение. К примеру, гештальт-терапевты считают, что корень проблем в неудовлетворенных потребностях. Человек постоянно неосознанно прерывает процесс удовлетворения того или иного желания. Неудовлетворенная потребность «прорывается» наружу в виде симптома. Гештальт-терапевт при помощи своих интервенций исследует какие потребности не осознаются и не удовлетворяются, как человек прерывает цикл удовлетворения потребностей, помогает человеку осознать эти потребности и найти способы делать то, что хочется. Изменения происходят в кабинете терапевта, благодаря интервенциям терапевта и работе клиента. Клиент переносит полученный ценный опыт из терапевтического кабинета в свою повседневную жизнь. Поэтому если проблемы масштабные, то требуется ходить на терапию долго, чтобы потратить достаточно времени на осознание потребностей и поиск приемлемых способов их удовлетворения. Чем чаще, чем дольше — тем лучше.

Отношения с терапевтом играют большую роль, ведь свои потребности человек учится удовлетворять в общении с терапевтом. Отношения должны быть доверительные и безопасные, чтобы клиент осмелился рисковать и действовать по новому. Для выстраивания достаточного уровня доверия требуется время. Терапевт становится значимым человеком в жизни клиента. Нередко клиент проецирует на терапевта черты своих близких, чаще родителей. Для развития таких отношений тоже требуется время. Чем дольше длится терапия, тем интенсивней развиваются терапевтические отношения.

Таким образом, гештальт-терапевтам, как и большинству терапевтов традиционных подходов, для выполнения терапевтических задач требуется время. И чем больше времени, тем лучше. Достижение глубинных и устойчивых изменений за 3-4 встречи традиционными терапевтами воспринимается, как невыполнимая задача.

Но ориентированные на решение и нарративные терапевты с большим оптимизмом относятся к идее краткосрочности терапии. Эти подходы не содержат в себе универсальных теорий объясняющих проблемы человека. Но оба подхода разделяют убеждение в том, что у каждый человек может решать свои проблемы и обладает навыками, умениями и ресурсами необходимыми для сопротивления проблемам. При этом изменения происходят не в кабинете терапевта благодаря интервенциям терапевта, а в реальной жизни клиента благодаря его собственным ежедневным усилиям по решению жизненных трудностей. Поэтому глубина и устойчивость изменений зависит не от того, сколько времени и сил потратил клиент в кабиенте у терапевта, а от того сколько сил и времени потратил человек пытаясь изменить свою жизнь.

Что же делает терапевт, если клиент может решать проблемы сам? Как правило, люди обращаются к терапевтам, когда проблемы довели до отчаяния, когда теряется вера в собственные силы. В такой ситуации ориентированные на решение и нарративные терапевты помогают человеку восстановить способность влиять на свою жизнь. Для этого они помогают человеку в частности описать желаемое будущее, найти и исследовать ситуации, в которых жизнь была больше похожа на желаемую, чем сейчас, обнаружить ресурсы и наметить небольшие шаги в сторону предпочитаемого будущего. Терапевт не изменяет человека, но помогает запустить человеку процесс изменений. Часто, чтобы опробовать намеченые шаги, человеку требуется время. Поэтому время между встречей с терапевтом, на которой были намечены шаги и встречей на которой будут обсуждаться результаты, может быть довольно значительным (две недели и более).   Терапия может быть закончена тогда, когда изменения начались и человек уверен в том, что дальше сможет двигаться сам.  Для выполнения этой задачи может быть вполне достаточно 4-6 сессий.  Но так как изменения реализуются на пределами кабинета в повседневной жизни клиента, процесс изменения не ограничивается временем и количеством сессий и может быть сколько угодно длительным, глубинным и масштабным.

Отношения между терапевтом и клиентом также важны в краткосрочной терапией. Но терапевта в этом случае будет заботить то, как выстроить отношения поддерживающие веру клиента в собственные силы и надежду на то, что изменения в жизни возможны. Терапевт старается избежать излишней зависимости клиента от суждений и поддержки терапевта. Ограниченное количество сессий и длительные перерывы между сессиями, помимо прочего, помогают избежать этой зависимости.

Таким образом, краткосрочность ориентированного на решение и нарративного подходов определяется взглядами на человека и природу изменений, лежащими в основе этих подходов. Эти взгляды помогают людям достигать настолько глубоких и масштабных изменений, насколько им хочется, при этом не затрачивая много сил и времени на походы к психотерапевту.

Ориентированный на решение подход и родительские навыки

В своей работе с семьями которые воспитывают детей с поведенческими нарушениями я использую ориентированный на решение и нарративный подходы в консультировании. Одним из преимуществ этих подходов является то, что они позволяют родителям научиться полезным навыкам воспитания детей. Причем это обучение не является самоцелью, а происходит само собой, дополнительно.

Обучение родительским навыкам, на данный момент, считается одним из основных компонентов коррекции нарушений поведения. Существует много руководств по проведению программ обучения родителей. Как правило, в основе этих руководств лежит поведенческий подход к обучению родительским навыкам. В начале профессионального пути я пытался пользоваться этими руководствами. Но получалось не очень. Эти руководства предполагают, что специалисты знают как лучше воспитывать детей с поведенческими проблемами и существуют универсальные навыки подходящие для всех семей и всех детей. Нужно только этим навыкам научиться. Но родителям с которыми я работал подобные идеи не очень нравились. Одни были не согласны с теми способами воспитания, которые предлагали эти программы («Мой ребенок не собака, чтобы его так тренировать»). Другие не верили, что эти способы подойдут конкретно их ребенку. Третьи считали, что сами знают как лучше воспитывать ребенка и в подобных навыках не нуждаются. Но кроме этого, у меня у самого не было уверенности, что прочитав эти руководства, я знаю лучше, как этим родителям воспитывать детей, что эти навыки подойдут этой семье и этому ребенку.

Столкнувшись с этими трудностями я  начал искать новые способы работы и в итоге стал использовать методы основанные на ориентированном на решение и  нарративном подходах. Эти методы нравятся и мне, и большинству родителей, и большинству детей в которыми я работаю. Они позволяют опираться на опыт и компетентность родителей в вопросах воспитания, сохранять веру в то, что большинство родителей способно справляться с воспитанием детей столкнувшихся даже с очень тяжелыми проблемами. Эти подходы позволяют родителям использовать те методы воспитания, которые согласуются с их ценностями, взглядом на мир и семейной культурой.

Ниже интервью на английском с детским психиатром из Финляндии Беном Фурманом. Он рассказывает о возможностях sfbt в развитии родительских навыков.

Навыки ребенка

На прошлой неделе в Риге провёл три семинара по методу детского психиатра из Финляндии Бена Фурмана «Навыки ребёнка» (Kid’s skills) Два семинара для приемных семей (audžu ģimenes) и один для специалистов (социальных работников, психологов, психотерапевтов).

image

Я уже несколько лет использую этот метод, как основу для работы с детьми с поведенческими нарушениями.

Метод с одной стороны простой в освоении и применении, а с другой позволяет реализовать множество задач помощи детям с поведенческими нарушениями и их близким.

Метод отличается тем, что рассматривает ребёнка не как объекта воздействия, а как активного субъекта обучающегося умениям при поддержке близких. Этот метод позволяет научиться полезным навыкам не только ребёнку. Он также даёт возможность развить навыки воспитания родителям и близким.

Кроме этого, метод может использоваться психологами, социальными работниками, педагогами, родителями в разных контекстах, дома, в школе, в детском саду.

Узнать больше о методе можно:

1. На сайте

2. На русском можно прочитать обзор Виктора Богомолова тут

3. Ольга Зотова о методе глазами коуча тут

4. Моя статья про использование метода с детьми с СДВГ тут

Есть есть две книжки Б. Фурмана.

image

1. Фурман Б. Навыки ребенка: Как решать детские проблемы с помощью игр / Бен Фурман; Пер. с англ. — М.: Альпина нон-фикшн, 2013.

2. Фурман Б. Навыки ребенка в действии: Как помочь детям преодолеть психологические проблемы / Бен Фурман; Пер. с англ. — М.: АНФ, 2013.

Тренинг Гая Шеннана в Санкт-Петербурге

Тренинг прошел хорошо! Гораздо лучше, чем мы ожидали! Несмотря на все экономические передряги собралась группа из разных городов и стран. На тренинге присутствовали участники из Молдовы, Эстонии, Латвии (ну это мы себя посчитали). Из России были люди из Санкт-Петербурга, Москвы, Владивостока. Приятно отметить, что в группе собрались и социальные работники, и психотерапевты, и коучи, и педагоги. Контексты работы участников тоже сильно отличались: общественные организации, государственная психиатрия, коммерческий сектор. Во всех этих сферах, во всех контекстах возможно использовать идеи ориентированной на решение практики. IMG_1761

Это был мой второй тренинг Гая Шеннана. В этот раз он мне показался более структурированным и плотным. Группа успела в этот раз больше (а может и нет))

Очень хочется надеяться, что это был не последний тренинг Гая в России, и что впереди нас ждет организация продвинутого курса для SFBT-практиков. IMG_1752